Press "Enter" to skip to content

Финансовые рынки вступают в самый опасный период

Это беспокойство по поводу результатов выборов – или их отсутствие – уже очевидно на рынках производных финансовых инструментов. Срочные контракты – это, по сути, страховые полисы, поэтому интуитивно понятно, что покупатели будут платить более высокие премии, чтобы защитить себя от более высокого ожидаемого риска.

Как отмечалось в этом разделе неделю назад, покупатели опционов на акции платят за защиту, что аналогично фьючерсам на VIX. Контракты на индекс волатильности Cboe – так называемый индикатор страха – указывают на повышенный риск в ноябре и декабре, что подразумевает опасения по поводу оспариваемых выборов, что также соответствует индексу MOVE, аналогу рынка казначейства VIX.

Еще до этого финансовые рынки вступают в свой самый опасный период. Хотя эти календарные эффекты в лучшем случае являются курьезом, а в худшем – сродни астрологии, они, тем не менее, привлекают внимание некоторых трейдеров. Как признает относительно новая область поведенческой экономики, рынки состоят из менее чем рациональных людей.

Вечер пятницы знаменует начало Рош ха-Шана, начало еврейских праздников, которые завершаются Йом Кипур в понедельник, 28 сентября. Согласно легендам Уолл-стрит, лучше всего продавать в начале и покупать после окончания этого периода, когда некоторые из тех, кто отмечает праздники, ушли с рынка. Альманах биржевого трейдера говорит, что даже в наши дни компьютерной торговли люди все еще пишут программы, запускают машины и кормят их деньгами.

«Возможно, это мудрость Талмуда, но продажа акций до восьмидневного периода высоких праздников позволила избежать многих падений, особенно в неопределенные времена», – говорится в сообщении в записке для клиента. Возвращаясь к 1971 году, в этот период были средние и медианные потери 0,5%, с 27 периодами проигрышей и 22 периодами выигрыша.

Предстоящая неделя также включает 22 сентября, отмеченное любопытным стечением рыночных событий, как отметил технический аналитик У.Д.Ганн. Эта дата обычно совпадает с осенним равноденствием в Северном полушарии, а также является датой огромных потрясений, особенно на валютных рынках. В 1931 году Британия была вынуждена отказаться от золотого стандарта в этот день; 54 года спустя в тот же день Соединенному Королевству пришлось исключить фунт из Европейского механизма обменного курса, что принесло Джорджу Соросу прибыль в 1 миллиард долларов.

Наблюдатель за рынком Пол Макрэ Монтгомери указал на множество приступов рыночной турбулентности, которые он пережил в это время года, в том числе в 1987, 1989, 1997 и 1998 годах. Также был финансовый кризис 2008 года. Оглядываясь назад, Монтгомери вспоминал сентябрь. 22 события, которые послужили ранними предупреждениями о грядущих еще более крупных. Например, индекс полезности Доу-Джонса достиг своего пика 22 сентября 1929 года перед Великим крахом в следующем месяце.

Октябрь «особенно опасный месяц для спекуляций на акциях», – написал Марк Твен. Это особенно актуально в годы президентских выборов, отмечает Альманах биржевого трейдера. С 1952 года промышленные индексы Dow в те годы упали в среднем на 0,8%, а индекс S&P 500 в среднем упал на 0,7%. (Твен также заметил, что июль, январь, сентябрь, апрель, ноябрь, май, март, июнь, декабрь, август и февраль были другими опасными месяцами для пребывания на рынке.)

В октябрьские годы выборов рынок в целом рос, когда победила действующая партия, что неудивительно, поскольку бычьи рынки, как правило, благоприятствуют партии власти. Согласно информационному бюллетеню, из 10 побед, прошедших с 1944 года, индекс S&P 500 вырос семь раз, дважды снизился и один раз не изменился, при этом средний рост в октябре составил 1,4%. Из девяти поражений действующего президента было шесть падений S&P и три повышения, в среднем на 2,1%.

Дж. П. Морган отмечает, что помимо календарного плана крупным инвесторам, возможно, придется перебалансировать портфели, урезав акции после роста в третьем квартале. Это может привести к продаже акций на 200 миллиардов долларов пенсионными фондами США, Норвежским нефтяным фондом и пенсионным фондом правительства Японии. Эта перебалансировка, самая крупная с начала пандемии, может быть особенно разрушительной, учитывая снижение глубины фондового рынка, которое видит банк.

Be First to Comment

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *