Press "Enter" to skip to content

В Украине за год должны создать фондовый рынок. Реально ли это

Отсутствие в Украине работающего фондового рынка спустя почти 30 лет независимости является преступлением, заявил 7 сентября премьер-министр Денис Шмыгаль.

Но уже 25-го он выразил убеждение, что за год властям с помощью международных консультантов удастся “развить эту тему” и выйти на его создание. Сегодня как рядовые украинцы, так и бизнес не могут привлекать финресурс через данный, и более дешевый по сравнению с банковским, механизм, в собственной стране, будучи вынужденными искать его за границей.

Согласны с оценкой Шмыгаля относительно состояния отечественного фондового рынка как эксперты, участники и организаторы торгов ценными бумагами, так и госрегулятор в лице Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР). Однако уже с перспективами исправить ситуацию в ближайший год – с первого взгляда также небеспочвенными в связи с недавним принятием ряда революционных законодательных изменений – солидарны не все специалисты, в частности, и из числа опрошенных.

Эксперты считают, что для превращения надежд Дениса Шмыгаля в реальность и прихода в Украину привлекательных компаний потребуется куда больше времени. Насколько процесс можно ускорить, указали аналитики, зависит и от реализации более масштабных преобразований, заключающихся в доведении до конца второго этапа пенсионной реформы, а также от степени уверенности бизнеса в неприкосновенности результатов торгов, зачастую нарушаемой вмешательством силовых структур.

Зачем нужно развивать фондовый рынок

Согласно объяснениям собеседников, создание сильного фондового рынка в Украине является выгодным и для частного бизнеса, и для простых граждан – как заметил аналитик международной группы консалтинговых компаний “Центр биржевых технологий” (ЦБТ) Максим Орыщак, последним это обеспечит доступ к дополнительному источнику сбережений в виде покупки акций частных компаний.

“Банковский сектор слабый по причинам высокого уровня невозврата средств, недоверия к национальной валюте, и слабого доверия к сектору в целом. Нужна инвестиционная альтернатива, чтобы деньги вышли из тени и начали работать”, – выразил мнение Орыщак.

Как указывает аналитик брокерской компании “ТелеТрейд” Сергей Родлер, для предпринимателей такая торговая площадка дает возможность привлекать недорогой капитал для инвестирования в рост компании. Все в совокупности долгосрочно должно позитивно повлиять на украинскую экономику в целом.

“В свою очередь это [наличие ресурса для роста компаний] позволит экономике развиваться куда более быстрыми темпами, чем сейчас. Это также подразумевает увеличение занятости населения за счет создания новых рабочих мест и рост его доходов”, – говорит Родлер.

Фондовый рынок в Украине существует. Но без рынка акций

Согласно информации, размещенной на сайте НКЦБФР, на сегодняшний день фондовый рынок Украины функционирует и насчитывает 5 бирж – институтов, организовывающих торги ценными бумагами. Среди них: Фондовая Биржа ПФТС, Украинская биржа, Фондовая Биржа “Перспектива”, Украинская межбанковская валютная биржа и Украинская фондовая биржа.

Однако работа бирж, как указывалось в прошлогодней презентации НКЦБФР, посвященной реформированию рынка, характеризуется низкими доходами, меньшими по сравнению с затратами в 2,5 раза, а также небольшим объемом торгов ценными бумагами, то есть, основным показателем их эффективности: за 2019 год объем биржевых контрактов по всем ценным бумагам на украинском рынке составил 305 млрд грн.

За тот же период на самой крупной в Восточной Европе Варшавской фондовой бирже сумма торгов только акциями компаний составила 10,5 млрд евро, а на куда более близкой по размеру к украинскому фондовому рынку Бухарестской фондовой бирже объем сделок по акциям в прошлом году превысил 2 млрд евро.

Несмотря на рост украинского фондового рынка, оборот которого еще по итогам 2017 года составил только 205 млрд грн, он произошел в основном за счет продаж облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Как свидетельствуют данные НКЦБФР за январь-июль 2020 года, на них приходится 98,12% (179,54 млрд грн) от общего объема всех торгов ценными бумагами. В то же время акции украинских компаний на бирже практически не продаются – за январь-июль сделки по данному фининструменту почти достигли 349 млн грн.

Такое положение дел подтверждается не только статистикой: как обращает внимание Максим Орыщак, если в разделе сайта Украинской биржи по допуску к торгам указано, что на бирже можно продавать акции, корпоративные облигации, облигации местного займа, ценные бумаги институтов совместного инвестирования (ИСИ), то фактически в биржевом списке ценных бумаг, допущенных к торгам, находятся лишь ОВГЗ.

Крупнейшие украинские предприятия размещают акции на Варшавской и Лондонской фондовых биржах. Украинские трейдеры также заинтересованы в привлечении средств извне: по словам Орыщака, в Украине сегодня развиваются не отечественные биржи, а иностранные брокерские биржи по торговле валютами, контрактами на разницу Apple, Microsoft, Facebook и т.д.

Почему в Украине отсутствует рынок акций на фондовых биржах

Аналитик ЦБТ Орыщак объясняет, что низкая активность на украинском рынке акций является следствием отсутствия ликвидности размещенных на нем ценных бумаг. В отличие от работающих рынков, где, поясняет эксперт, “есть спрос, прозрачная система работы на бирже, возможность легко поменять составляющие своего портфеля – то есть продать свои акции тому, кто их купить – и, в свою очередь, купить другие”, украинские компании таких возможностей не предоставляют.

На каком основании кто-то, даже зная, как купить акции, пойдет их и купит? На основании ожидания, что акция будет дорожать. А почему акция может начать дорожать? Потому что, например, выручка растет, или компания активно развивает филиальную сеть, а значит, в скором будущем будет расти и зарабатывать больше“, – описал происхождение активности на фондовом рынке Максим Орыщак.

Эксперт ЦБТ добавляет, что те компании, которые потенциально могут торговаться на бирже, не готовы предоставлять прозрачную отчетность. Причина – в высоком уровне коррумпированности всей системы, уверен он. 

Нет надобности открывать реальные данные, так как многое уходит в тень. Вот потому рынок у нас и не работающий“, – подытожил Орыщак.

Такая ситуация начала формироваться не в последние годы, но, напомнил аналитик “ТелеТрейд” Сергей Родлер, еще в конце 20-го века. Отсутствие фондового рынка в Украине – следствие крайне неэффективной приватизации 90-ых, когда создание адекватного инструмента оценки рыночной стоимости предприятий было совершенно невыгодно покупателям в то время, считает эксперт.

С тех пор рынок представлен главным образом государственными облигациями, тогда как площадка, где предприниматели могли бы привлечь капитал для развития бизнеса, по сути, так и не было создана“, – объясняет Родлер.

Можно ли “создать” фондовый рынок за 1 год

Помимо отсутствия ликвидности – спроса со стороны частных, корпоративных и, как уточняет Орыщак, “реальных, живых”, инвесторов – украинский фондовый рынок не готов к активным торгам и в виду технически-организационных проблем.

Если посмотреть на сайт Украинской Биржи – там последние интернет-конференции проводились в 2012 году. То есть легко сделать выводы, что при попытке работать с торговым ПО – начнут появляться ошибки, зависания и сбои“, – предположил Орыщак.

В то же время, если организационно и экономически украинский фондовый рынок пока не дает оснований рассчитывать на прогресс и становление за 1 год, то законодательные основа, должная потянуть за собой все остальные преобразования, уже была подготовлена.

Так, подписанный президентом в конце августа закон №738-IX, разработанный на основе норм Евросоюза, в корне меняет архитектуру рынка: он создает унифицированные правила для всех рынков капитала, которые, по выражению Сергея Родлера, ранее были “сильно размыты”, предоставляет дополнительные гарантии защиты инвесторов благодаря новым регуляторным институтам, обеспечивающим централизованное заключение и исполнение сделок, а также утверждая еще множество самых различных новшеств.

Характеризуя важность изменений, глава НКЦБФР Тимур Хромаев окрестил новый закон “финансовым безвизом”. Как отмечал глава налогового комитета ВР Даниил Гетьманцев, изменения, “которые не могли принять 6 лет”, призваны обеспечить “реальный, а не схемный фондовый рынок”. Однако достаточно ли только их для достижения цели премьер-министра в озвученные сроки?

Как полагает Орыщак, в целом создание биржи – “если есть команда с необходимыми знаниями, навыками, готовность привлечь узких специалистов из разных стран”, которую, напомним, выражал Денис Шмыгаль, – не является невыполнимой задачей.

Главное, чтобы цель “создание украинской биржи” не превратилась в кабалу освоение бюджета с пунктами вроде “частный самолет для лучшего технического директора по биржевым технологиям” – тогда биржи в Украине не будет ни через год, ни при следующей власти“, – считает Орыщак.

Однако, по мнению Сергея Родлера, даже в случае благих намерений правительства и несмотря на приближение украинского законодательства к нормам ЕС, только это не решит всех проблем фондового рынка.

Потребуются годы для того, чтобы на рынок стали приходить интересные компании, способные привлечь инвесторов. Уложиться в год можно, разве что, заставив украинские компании принудительно размещать свои бумаги на бирже, а население – инвестировать в них. Так что слова Шмыгаля сложно воспринимать всерьез“, – констатирует Родлер. Он все же отмечает, что ускорить процесс можно за счет работы в двух направлениях:

  1. Предоставление гарантий того, что права бизнеса будут соблюдаться, а силовые структуры не смогут оказывать деструктивное влияние на торги.

В качестве очевидного примера такого влияния Родлер привел ситуацию с “Мотор сичью”, на чьи акции был наложен арест по инициативе СБУ.

“Китайские инвесторы оценили свой ущерб в 3,5 млрд долларов и требуют возмещения. Если столь крупные инвесторы могут пострадать при работе на украинском рынке, то что ждет всех остальных?”, – задался риторическим вопрос Родлер.

  1. Запуск второго уровня пенсионной системы, вследствие которого в стране возникнет спрос на инвестиционные активы.

По своей сути его создание будет означать, что в стране появился очень большой фонд, заинтересованный в размещении своих средств в самых стабильных и доходных инструментах. Эти средства могут быть использованы бизнесом для финансирования своих потребностей“, – убежден Родлер.

Be First to Comment

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *